Узакбай Карабалин: «Казахстан – одна из немногих стран, у которой пик добычи еще впереди»

размер шрифта: Aa | Aa

Евгений Стрела
3 июля текущего года Узакбай Карабалин указом Президента страны был назначен министром нефти и газа Казахстана. По мнению экспертов, с его приходом возглавляемое им ведомство усилит геологоразведку и, соответственно, нацелит свою деятельность на поиск новых месторождений нефти и газа. 100 дней на новом месте для Узакбая Карабалина еще не наступили, тем временем у журналистов к новому министру возникло немало вопросов. Так уже совпало, что именно с его приходом решился вопрос о новом акционере вместо ConocoPhillips, а также пошла первая «пробная нефть» на Кашагане. Новый министр нефти и газа не стал избегать встреч c журналистами и ответил на самые актуальные вопросы, касающиеся развития отечественного нефтегазового сектора Казахстана.

Узакбай Сулейменович, с Вашим приходом в министерство был разработан проект «Концепции эффективного управления природными ресурсами и использования доходов от сырьевого сектора». В начале сентября Вы презентовали его в правительстве, которое одобрило этот документ. Что учитывали при разработке основных положений Концепции?

Наши специалисты брали во внимание как внешние, так и внутренние факторы, которые оказывают существенное влияние на текущую ситуацию в казахстанской нефтегазовой отрасли.
Начну с того, что в последние 50 лет много говорилось о приближающемся «закате нефтяной эпохи». Еще в 1956 году американский геофизик К. Хабберт на основе моделирования предсказал пик добычи нефти на 2000 год с последующим ослабеванием роли углеводородов. Чуть позднее Ассоциация геологов США предсказывала 2010 год. Но, как мы с вами видим, спрос на нефть, роль и значение углеводородов остается довольно значительным. Эта сфера постоянно развивается и сейчас характеризуется следующими ключевыми трендами.
Во-первых, добыча углеводородов в мире за последние 30 лет постоянно растет. Например, в 1980 году в день добывалось 50 млн баррелей, сегодня – почти 90 млн баррелей в день. При этом, по самым скромным оценкам, текущий общемировой объем добычи нефти будет превышен в 2030 году, как минимум, в 1,2 раза, газа – в 1,5 раза.
Во-вторых, заканчивается период легкоизвлекаемой нефти. Сегодня процесс поиска и разработки место-рождений связан с усложнением комплекса условий, высоким уровнем всех видов затрат. Расхожее мнение о простоте поиска и добычи углеводородов совершенно неактуально.
В-третьих, мировые цены на нефть в целом подвер-жены росту. За последние 10 лет они выросли более чем в 3 раза. А с момента мировой рецессии 2008 года – в 2 раза. Эти процессы также отражаются на стоимости нефтепродуктов и нефтехимии. Даже в США, казалось бы, в стране №1 в части экономики, цены на бензин за последние 10 лет удвоились.
В-четвертых, возрастает роль национальных компа-ний. В десятке крупнейших нефтегазовых компаний мира по объемам добычи уже шесть национальных компаний.
В-пятых, существенно меняется глобальный энер-гетический рынок. США активно продвигают вопрос «сланцевых углеводородов», которые могут вывести страну в число нетто-экспортеров нефти. Кроме того, в число ведущих потребителей нефти вошел Китай. (Сейчас первое место – у США, 2-3 места – у Еврозоны и Китая.) Прогнозируется выход Китая на первое место уже до конца этого десятилетия.

А каковы внутренние факторы, влияющие на развитие нефтегазовойотрасли республики?

По данным, публикуемым компанией ВР, в настоящее время Казахстан занимает 12-е место в мире по объемам доказанных извлекаемых запасов нефти (3,9 млрд тонн) и 20-место – по запасам газа (1,3 трлн куб. метров). А по мнению экспертов, потенциал ресурсов по нефти составляет 17 млрд тонн, газа – 3,9 млрд кубометров. При нынешнем уровне добычи Казахстан обладает обеспеченностью нефтью сроком до 50-60 лет. Но есть еще возможности, которые связаны с потенциалом изученности нашей страны.
В той или иной мере нефтегазоносные районы зани-мают большую часть площади страны – более 60%. При
этом в министерстве нефти и газа зарегистрирован 201 контракт на недропользование. Более 80 месторождений республики находится в разработке.
За годы независимости в экономику Казахстана было привлечено более 160 млрд долларов прямых иностранных инвестиций. При этом хочу обратить ваше внимание, порядка 60 млрд долларов было вложено в нефтегазовую отрасль, и только за последние пять лет – около 20 млрд. долларов
За двадцать лет нефтедобыча в Казахстане возросла более чем в 4 раза, достигнув 80 млн тонн (17-е место в мире), а по газу – более чем 5 раз – до 40 млрд куб.метров (29-е место в мире).
В обозримом будущем Казахстан ожидает дальнейшего роста добычи углеводородов. Наша республика – одна их немногих стран, у которой пик добычи еще впереди. По нашим пессимистичным прогнозам, к 2030 году уровень добычи нефти в Казахстане может превысить 110 млн тонн.
Это дает нам основания для вхождения в будущем в десятку крупнейших нефтедобывающих стран. Нашими «козырными» проектами в данном вопросе являются Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. Это очень непростые проекты с технологической точки зрения, поэтому работа по ним должна быть скрупулезной.
Рост объемов добычи в республике влечет за собой формирование соответствующей инфраструктуры. Такие масштабные проекты, как расширение КТК, нефтепровод «Казахстан – Китай», газопровод «Бейнеу – Бозой – Шымкент», позволяют нам уверенно смотреть в будущее в вопросах транспортировки углеводородов и ориентации на наиболее перспективные рынки.
Таковы основные тренды нефтегазовой отрасли мира и Казахстана. Они будут отражены также и в проекте «Стратегия развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года». Этот документ впервые будет представлен на очередном традиционном международном форуме KAZENERGY.

Узакбай Сулейменович, выше Вы упомянули, что в числе наших базовых проектов отечественной нефтегазовой отрасли – Кашаган. В десятых числах сентября была противоречивая информация о получении первой «пробной» нефти на месторождении. Как обстоят дела в действительности?

Сегодня на Кашагане мы добываем около 40 тысяч баррелей в сутки. Мы надеемся, что сможем выйти на уровень коммерческой добычи в начале октября текущего года. Еще раз хочу напомнить, что Кашаган признан специалистами одним из самых сложных месторождений в мире. Именно поэтому здесь важен очень скрупулезный подход ко всем технологическим процессам на предмет безопасности. Cегодня здесь параллельно продолжается окончательная отладка всех технологических линий и всего месторождения для достижения уровня добычи в 75 тысяч баррелей в день. При благоприятном развитии ситуации в будущем году на Кашагане планируется добыть около 8 млн тонн нефти.

А что Вы можете сказать по второму базовому проекту, связанному с освоением месторождения Карачаганак? Как здесь обстоят дела?

Если с Кашаганом все еще впереди, то Карачаганак – этот тот проект, который уже возвращает вложенные в него инвестиции. Напомню, что его запасы составляют 1,2 млрд тонн нефти и конденсата и более чем 1,35 трлн. кубометров газа. Это одно из крупнейших нефтегазо-конденсатных месторождений в мире. На Карачаганаке добывается около 49% газа и 18% всей нефти в Казахстане.
Отвечая на ваш вопрос, заявляю со всей уверенностью, что Карачаганак сегодня в прекрасном состоянии. Это один из лучших проектов, на примере которого инвесторы могут четко убедиться, что, вкладывая в крупные месторождения нефти в Казахстане, можно вернуть инвестиции, что уже произошло. Этот тот проект, когда и инвесторы, и государство получают хорошую прибыль. Как известно, проект действует в рамках Соглашения о разделе продукции (СРП), а это означает, что с годами прибыль от добычи будет только расти в пользу Казахстана. Даже сами акционеры проекта – компания BG – признаются, что Карачаганак – это «лучший бриллиант в короне BG».
Сейчас правительство и акционеры проекта приступают к следующему этапу – к обсуждению будущих шагов по разработке месторождения. До конца нынешнего года, возможно, уже будут сформированы видение и концепция проекта дальнейшего расширения Карача-ганака. Если эта концепция будет приемлема как для инвесторов, так и для Казахстана, то уже приступим к дальнейшему освоению проекта.

А когда решится вопрос по дальнейшему расширению проекта освоения Тенгизского месторождения?

Что касается третьего «козырного» проекта на территории Казахстана – Тенгиза, то тут планы министерства на него уже более весомые и конкретные. Речь идет о повышении нефтедобычи на этом «фонтанирующем» месторождении с 24 млндо 36 млн тонн. Этой планки можно будет достичь с реализацией нового проекта расширения.
Однако до его начала правительство Казахстана и ТОО СП «Тенгизшевройл» намерены подписать Меморандум о намерениях, в котором найдут отражение основные позиции, которые удовлетворили бы обе стороны, касательно дальнейшего развития данного проекта. В предварительный текст Меморандума вошли такие важные для республики пункты, как экология и повышение доли казахстанского содержания. На Тенгизе будут предприняты, скажем так, беспрецедентные шаги в отношении увеличения доли казахстанского содержания. Например, казахстанские компании будут вовлечены в процесс сооружения металлоконструкций. Объем заказа серьезный – 60 тысяч тонн металлоконструкций в год. В будущем документе планируется, что доля каз-содержания в ТШО составит 44% от всех инвестиций, то есть порядка 22–23 млрд долларов.
Еще очень важное достижение наших переговоров: ТШО будет полностью обеспечивать сырьем нефтехимический комплекс, который строится в Атырауской области. Мы также обсудили вопросы обучения и подготовки кадров. Словом, Меморандум о намерениях практически согласован нами.

Во время визита китайского лидера в Астану в начале сентября текущего года Президент страны Нурсултан Назарбаев заявил о том, что достигнута договоренность о совместном строительстве с Китаем четвертого НПЗ в республике. Но, как известно, сейчас осуществляется модернизация трех существующих НПЗ. Неужели нам не хватит их мощностей? И, если будет построен четвертый завод, где он будет располагаться? И какова будет его мощность?

Мы нацелены не только на добычу сырья и его транспортировку, но и на развитие перерабатывающего и нефтехимического комплекса республики. Следует отметить, что этот процесс длительный и высоко затратный. Еще небезызвестный химик Вольфсон в своей книге «От колбы до реактора» писал, что с момента создания в лаборатории нефтехимического соединения до его внедрения в промышленное производство проходит в среднем 12-15 лет.
Мы знаем, что нас никто не ждет здесь с распростертыми объятиями, поэтому работа связана со многими сложностями. Но руководством страны уже поставлены системные задачи по увеличению глубины переработки, повышению качества моторных топлив до уровня Евро-4 и Евро-5, формированию основ нефтехимической промышленности. Сегодня три казахстанских НПЗ находятся на реконструкции, они переоснащаются и в скором времени будут выпускать продукцию более высокого качества. Вы правы, что эти заводы могут обеспечить нашу страну ГСМ.
Но в то же время Вы видите, какие большие планы стоят перед страной в плане реализации госпрограммы форсированного индустриально – инновационного развития. И, уже по предварительным прогнозам, по мере развития экономики существующих мощностей трех НПЗ в будущем может не хватить. А потому идея строительства четвертого НПЗ – это вопрос будущего. Пока нет точного места его дислокации и мощности. Сейчас рассматривается весь комплекс по ФИИР, то есть где будет большая концентрация предприятий, их потребностей в нефтепродуктах, отсюда мы и будем отталкиваться в определении точки расположения завода.
Сначала нам надо опередить концепцию, потом ТЭО. Это долгий процесс. Идея пока прорабатывается. Но главная задача четвертого НПЗ – это обеспечение внутренних потребностей страны.
Скажите, что с трубопроводными проектами? Проект расширения КТК идет с отставанием. Сможет ли он принимать кашаганскую нефть? Расширение КТК продолжается, хоть и с отставанием от плана. Отставание небольшое. И, рассчитываем, что до конца года этот маршрут сможет принимать кашаганскую нефть.

А что с увеличением мощностей трубопровода «Казахстан – Китай»? Работы в этом направлении ведутся. Уже построены две нефтепередающие станции на отрезке «Атасу – Ала-шанькоу». И эта часть трубопровода до конца года будет доведена до мощности в 20 млн тонн. Но этого недостаточно, так как необходимо усиление мощностей на отрезках от Атырау до Кенкияка и от Кенкияка до Кум-коля. Думаем, что в 2015 году на отрезке от Атырау до Алашанькоу достигнем 20 млн тонн.

На каком этапе вопрос строительства газопровода в Астане?

Проектирование строительства газопровода «Карталы – Астана» было завершено в декабре 2012 года, после чего начались переговоры с Россией о поставках российского газа для казахстанской столицы. Речь идет о поставках через реку Тобол от границы в Костанайской области. Было дано поручение российской компании «Газпром» и казахстанской «КазТрансГаз» рассмотреть данный проект. Стороны займутся изучением вопроса. Они должны определиться с источниками сырья, объемами и условиями поставок. Это может быть прямая покупка сырья либо вариант взаимозамещения.

Благодарим за интервью!

PDFБаспаға жіберуE-mail