Каспий: долгий путь на запад или все-таки на восток?

размер шрифта: Aa | Aa

altЮрий Сигов, Вашингтон

Новые международные реалии могут существенно изменить энергетическую карту поставок нефти и газа из бассейна Каспийского моря.
Оставаясь на протяжении многих лет одним из важнейших энергетических узлов Евразийского континента, регион Каспия при всех своих нефтегазовых богатствах не может оставаться в стороне от происходящих вокруг его берегов ключевых мировых событий. И если в области «большой энергетики» какая-то часть вопросов решается только усилиями граничащих с Каспием стран, то в области «большой политики» зачастую даже самые надежные с виду «трубопроводные комбинации» неоднократно оказывались переигранными.

Бесчисленное количество разного рода «проектов века», «трубопроводного будущего» и многого другого, в чем участвуют десятки стран в самых различных точках нашей планеты, периодически резко усиливают внимание к этому региону. А потом словно отпускают его в «свободное энергетическое плавание», пока вновь кому-то очень влиятельному и вездесущему не захочется политически «встряхнуть» Каспий и сохраняющиеся под его водной гладью углеводородные богатства.
На нынешнем этапе многое из того, что планировалось прокладывать, налаживать и сооружать, на Каспии уже забыто. Но зато появились новые нюансы «большой энергетической дипломатии», в которую в самые ближайшие месяцы страны, выходящие на море-озеро, вынуждены будут самым активным образом включаться.

«Похороны Набукко» прошли тихо и незаметно.
Или все-таки к этому европроекту придется когда-нибудь вновь вернуться?

Долгое время определяющим всю дальнейшую энергетическую судьбу Каспия являлся проект «Набукко» по доставке природного газа из Центральной Азии в Европу. Вокруг «Набукко» чего только не было все эти годы — и важные политики друг с другом сражались словесно не на жизнь, а на смерть, и финансисты самых влиятельных банков и других денежных структур то вроде быготовы были раскошелиться на проект, то потом почему-то раз за разом «зажимали» ранее обещанные миллиарды.
В страны Закавказья и Центральной Азии поочередно слетались разного рода специалисты, эксперты и оценщики Каспийских богатств, для которых сам факт существования некоего мега-проекта являлся выгодным местом вы-сокоплачиваемой работы, получения причитающихся по такому случаю суточных и командировочных. А также неплохой шанс попросту «светиться» в регионе для того, чтобы потом, после того, как с «Набукко» ситуация опреде-лится, пригласили бы еще куда-нибудь на «энергетические хлеба».
Но шли годы, расходовались пока еще миллионы долларов и евро, а «Набукко» на карте Каспия как не было, так и появление его никак не складывалось. То «большие политики» не могли решить, что же, и с кем требуется в регионе обсуждать. То настал глобальный финансовый кризис, который лишил Европу тех самых 8-10 миллиардов евро, которые планировалось вложить в прокладку «Набукко». А в последние месяцы стало ясно, что даже при наличии миллиардов «лишних средств» и самой настойчивой политической воли в Брюсселе проект этот вообще не имеет никаких перспектив и «светлого энергетического будущего».

На деле же связано это оказалось как с серьезными изменениями, которые произошли с общей конъюнктурой газовых поставок из региона Каспия, так и с набравшим «газовые обороты» Азербайджаном, для которого и без «Набукко» открываются очень выгодные и долгосрочные перспективы, прежде всего на европейском направлении.
В этой связи даже вновь обостряющиеся отношения между Ираном и США вряд ли (пока, по крайней мере) смогут помешать Баку вывести свои энергоресурсы на европейские рынки, даже если к подобным проектам не сможет в ближайшее время активно подключиться Туркменистан.
Сейчас же ключевым в регионе Каспия становится соглашение, которое было подписано между Азербайджаном и Турцией о прокладкеТрансанатолийского газопровода. Результатом соглашения между Баку и Анкарой станут прямые поставки азербайджанского газа по собственному трубопроводу в Европу без участия Евросоюза и стран Центральной Азии (прежде всего — Туркменистана).

Подобная магистраль становится не только полной заменой тихо и незаметно скончавшемуся «Набукко», но и путем создания международного консорциума, позволит Турции и Азербайджану вести успешную торговлю энергоресурсами Каспия вне зависимости от того, захотят ли другие страны этого региона присоединиться к этому амбициозному проекту.

На данном этапе 80 процентов акций  консорциума   принадлежат  азербайджанской стороне (в лице ее государственной нефтяной компании, а 20 процентов — турецкой стороне в лице трубопроводной компании «Ботас» и нефтяной компании «Туркие Петрол-лери»). Планируется в дальнейшем допустить к подобному сотрудничеству и другие международные компании, основным участником из которых будет, скорее всего, британская компания «Бритиш Петролеум».

Что касается газовых запасов, то их планируется добывать с месторождения Шах-Дениз азербайджанского участка Каспия. Со своей стороны турки проложат газопровод с востока на запад своей страны и выведут его к европейским границам. В результате, расходы на транспортировку газа из района Каспия по сравнению с «Набукко» существенно сократятся, что даст возможность европейским покупателям шансы приобрести каспийский газ значительно дешевле, чем тот, который они сейчас покупают у России и на других мировых рынках.

Со своей стороны азербайджанцы ведут активные работы по разведке залежей газа на месторождениях Шах-Дениз, Абшерон и Умид. И даже если Баку так и не удастся найти общего языка с Туркменистаном по прокладке участка газопровода через Каспий, Баку все равно сможет только за счет своих собственных запасов заполнять сооружаемый в сторону Турции магистральный газопровод.
Турция и Азербайджан уже договори-лись завершить все работы по оформ-лению документов проекта Трансанато-лийского газопровода уже в этом году и сразу же приступить к его прокладке. Пока планируется завершить эти работы к 2017 году, то есть к моменту, когда со второй стадии месторождения Шах-Дениз ожидается получить в требуемом для экспорта промышленном объеме природный газ Каспия.
Общая протяженность этого маги-стрального газопровода составит около двух тысяч километров, и пройдя через всю территорию Турции, он выйдет на границы Болгарии и Греции. Само же строительство газопровода планируется начать в конце 2014 года, причем на начальном этапе его пропускная способность составит не менее 16 млрд. кубометров, на втором — до 20 млрд. кубометров, и на третьем этапе она вырастет до 24 млрд. кубометров газа в год.
По предварительным расчетам общая стоимость проекта определена в 8 млрд. долларов и сейчас обе стороны активно ищут финансовые источники для его осуществления. При этом, сам проект обещает быть весьма прибыльным и самое главное — вполне реально в практической плоскости осуществимым.

Туркменскому газу путь в Европу заказан?

В этой связи основной головоломкой для всего региона Каспия становится газовое будущее Туркменистана. Поскольку долгое время все газовые комбинации региона были завязаны на будущее проекта «Набукко», то ключевым его моментом оставался исключительно сам факт переброски центральноазиат-ского газа (не только туркменского, но на будущее и узбекского) либо вдоль Каспийского моря в сторону России (Прикаспийский проект), либо через море в сторону Азербайджана.
Позднее, когда стало ясно, что с «На-букко» у Европы не особо складываются отношения, туркменские газовые трубы были оперативно развернуты в сторону Китая (через территории Узбекистана и Казахстана). А также были проложены новые ветки газопроводов в Иран. При этом туркменская сторона заверяла всех своих газовых клиентов — от России до Китая с Ираном, что газа у нее на всех хватит и волноваться по этому поводу якобы нет никакого резона.

Что же получается теперь? С Транс Каспийским газопроводом, скорее всего, ничего на обозримую перспективу не получится — как по политическим, так и финансовым причинам. С точки зрения политических сложностей, то их по-прежнему остается сразу несколько. Это и нелимитированность водной акватории Каспийского моря, что не дает изначально возможностей прокладывать газовую трубу под Каспием.
Не особо улучшились за последнее время и отношения между Азербайджаном и Туркменистаном. Каждая из сторон по-прежнему претендует на свою долю в нефтегазовых месторождениях Каспия, и ни одна из сторон в этом споре не намерена уступать. Не будем также забывать о том, что против Транскаспийского проекта выступает Россия, которая имеет немало рычагов для того,чтобы такая труба между Азербайджаном и Туркменистаном в конечном итоге никогда так и не появилась.

Что касается финансов, то под проект прокладки газопровода через Каспий по-прежнему никто не обещает никаких денег. А Китай, у которого потенциально денег для этого вполне достаточно, не станет связываться с Транскаспием, потому что заинтересован как раз в обратном — развороте всех центральноазиат-ских энергетических потоков в сторону своих, а не европейских границ.

Наконец, существуют и чисто экономические проблемы, которые не позволяют с уверенностью говорить о надежности туркменского «газового похода в Европу». Ни для кого не секрет, что многие эксперты, как в Европе, так и в Соединенных Штатах все еще уверены в том, что у Туркменистана элементарно не хватит возможностей наполнять своим газом все те трубопроводы, к которым Ашхабад проявляет интерес.
И это не говоря уже о так называемом проекте ТАПИ, по которому на-мечается поставлять туркменский газ через территорию крайне нестабильного Афганистана к берегам Индии и Пакистана. Целый ряд специалистов ведущих западных нефтяных и газовых компаний, работающих по Туркменистану, утверждают, что данные о наличии энергетических запасов республики явно завышаются с тем, чтобы привлечь туда серьезных западных и китайских инвесторов.

Это касается и месторождения Южный Илотань и ряда других, которые туркменским правительством были обяъвлены как чуть ли не самые крупные в мире. При этом не исключен вариант, при котором официальный Ашхабад просто не желает особо втягиваться в переговоры с европейцами (не только о судьбе многострадального проекта «Набукко», но и по каким-то иным вариантам), поскольку в любюм случае он вряд ли сможет заполнить имеющимся в наличии газом все планируемые газопроводы.

Кстати, даже само наличие спора о двух крупных нефтегазовых месторождениях на Каспии между Азербайджаном и Туркменистаном связано с тем, что его мощностей при любом раскладе не хватит для того, чтобы в промышленном масштабе наполнять планируемый Транс-Каспийский газопровод. А пока переговоры между Баку и Ашхабадом продолжаются, есть возможность для Туркменистана расширять поставки газа в Китай и Иран, а для Азербайджана —начать строительство Трансанатолийского газопровода в сторону Турции.

Тем самым, на сегодняшний день Тур-кменистан практически перекрыл себе возможности поставок газа в европейском направлении. Он также вряд ли сможет на приемлемых для себя условиях успешно работать на рынке той же Украины и России, потому как будет полностью связан российскими условиями подобных поставок. А это значит, что как минимум, до конца нынешнего года Ашхабаду остается надеяться при реализации своего газа только на китайское и иранское направления.

Также, судя по всему, маловероятно, что в ближайшей перспективе смогут начаться какие-то совместные работы на Каспии компаний Туркменистана и Азербайджана по добыче, как нефти, так и газа. И это при том, что теоретически подобное сотрудничество было бы крайне выгодно туркменской стороне, не имеющей для добычи на Каспии соответствующих технологий и опытных специалистов. Но политические интересы («не уступим и пяди родной земли-воды супостатам с противоположного берега!») оказываются в данном случае намного выше элементарного разума и прагматического финансового расчета.

Напряженность на Каспии бУдет сохраняться, но до серьезных проблем дело все-таки не дойдет
Как можно заметить, любые эконо-мические и энергетические проблемы Каспийского бассейна напрямую связаны с «большой политикой». И в зависимости от того, кто играет в тот или иной момент ведущие роли в этом вопросе, в ту сторону и разворачиваются нефтегазовые трубы (или по крайней мере переговоры об их прокладке). Еще в конце 90-х годов тогдашний президент Туркменистана С. Ниязов предлагал создать некий «Совет президентов Прикаспийских стран» с тем, чтобы все имеющиеся проблемы решать в узком кругу, путем переговоров, и не подпускать к Каспию «посторонних».
Между тем, из затеи этой ничего толком не получилось. Саммиты первых лиц  Прикаспийских стран, которые проводились за эти годы, также не решили ни одного насущного вопроса для региона.
Более того — практика показала как раз обратное. Решенными оказались только те вопросы, которые обсуждались на двусторонней основе (к примеру, делимитация прибреждных акваторий на Каспии между Россией и Казахстаном, Россией и Азербайджаном).

Тем временем, каждая прикаспийская страна что раньше, что на данном этапе продолжает «гнуть свою линию» и всячески демонстрировать ближайшим соседям свою государственную и военную самостоятельность. Речь идет и о росте расходов на содержание военно-морских сил на Каспии (особенно активно подобную политику проводят Казахстан и Туркменистан, плюс Россия).

Помимо этого, каждое прикаспийское государство пытается играть — и будет продолжать это делать на самых различ-ных политических площадках — в свою собственную игру. Тот же Туркменистан при всей явной неосуществимости проекта ТАПИ по переброске центральноази-атского газа через Афганистан в Индию и Пакистан, может подобным проектом эффективно «играть». Особенно в отношениях с Соединенными Штатами, для которых Афганистан — головная боль на долгие годы, и от которой они вряд ли на обозримую перспективу откажутся, кто бы ни пришел в Белый Дом нынешней осенью после президентских выборов.

Замечу, что всем тем, кто проект по газопроводу через территорию Афгани-стана станет поддерживать в регионе (а кроме Туркменистана никто в Централь-ной Азии и в целом на Каспии заниматься этим не станет), Соединенные Штаты будут оказывать активную помощь, как в плане инвестиций, так и в предоставлении технологий (не говоря уже об определенных гарантиях безопасности). Для Ашхабада такое развитие событий, в принципе, будет крайне выгодно и от подобного сближения с США тот же Г. Бердымухамедов вряд ли откажется.
И здесь на дальнейшее развитие со-бытий в регионе Каспийского бассейна в течение ближайших месяцев огромное влияние могут оказать два фактора. Первый из них — само будущее газовых поставок в Европу и Азию, при условии дальнейшего роста добычи сланцевого газа и расширения поставок газа в сжи-женном виде из региона Персидского (Арабского) Залива.

Все имеющиеся газопроводы, а также те, которые планируется в течение следующих нескольких лет прокладывать, могут оказаться попросту нерентабель-ными. Ведь в такой ситуации сжиженный газ (а в Европе это уже происходит) будет обходиться покупателям дешевле по цене и доступнее с точки зрения снижения по этим поставкам каких-либо политических рисков.
Также немаловажно, если Соединенным Штатам удастся убедить европейцев (по крайней мере, несколько стран Восточной Европы на первых порах) начать у себя бурить скважины под сланцевый газ. Как только результаты такого бурения будут обнародованы, вся нынешняя «трубопроводная дипломатия» может быть просто списана в архивы. И тогда создастся совершенно новая и абсолютно непредсказуемая для газовых поставок ситуация, в которой места централь-ноазиатским странам может на мировых газовых рынках вообще не найтись.

Второй важный фактор сохранения стабильности положения энергетических поставок в регионе Каспия — это ближайшее будущее Ирана. Расширение добычи нефти на месторождении Каша-ган в Казахстане или второй очереди месторождения Шах-Дениз в Азербайджане могут оказаться под прямой угрозой в случае возникновения военного конф-ликта между Соединенными Штатами и Ираном. То, что конфликт этот давно уже «перезрел» видно хотя бы по последнему докладу, который для президента США Б. Обамы подготовили эксперты Совета по Международным делам. Там четко и ясно расписаны все варианты нанесения военного удара по Ирану, с помощью ко-торого в этой стране намечается сорвать ее ядерную программу.

Вопрос в данном случае во времени возможного нанесения такого удара и его последствий для соседних с Ираном государств, в том числе и прикаспийских. Пока сложно предвидеть, какими могут оказаться последствия такого удара и чем конкретно это обернется для добывающих нефть и газ на Каспии государств. Но ситуация в регионе может уже в самые ближайшие месяцы развиваться по со-вершенно непредсказуемому сценарию, который может попросту перечеркнуть все существующие на сегодня энергети-ческие планы расположенных на Каспии стран.

PDFБаспаға жіберуE-mail