Бензиновое «дежа вю». В Казахстане к поздней осени вновь подорожает бензин

размер шрифта: Aa | Aa

Кульпаш Конырова
Казахстану придется подтягиваться к российскому рынку в ценовом плане в ближайшее полугодие, считают эксперты. Причин тому несколько. Во-первых, цены на ГСМ у северного соседа уже сейчас выросли на 30% из-за роста стоимости на сырье на фоне событий в Ливии и Египте. Во-вторых, обязательно скажется ограничение или возможный запрет экспорта высокооктанового бензина из России на казахстанский рынок, который все еще ждет, когда же собственные НПЗ смогут производить этот продукт в достаточном объеме.

Все дело в цене барреля?
Казахстану придется подтягиваться к российскому рынку в ценовом плане в ближайшее полугодие, считают эксперты. Причин тому несколько. Во-первых, цены на ГСМ у северного соседа уже сейчас выросли на 30% из-за роста стоимости на сырье на фоне событий в Ливии и Египте. Во-вторых, обязательно скажется ограничение или возможный запрет экспорта высокооктанового бензина из России на казахстанский рынок, который все еще ждет, когда же собственные НПЗ смогут производить этот продукт в достаточном объеме.

Середина августа текущего года отличилась очередным ро-стом цен на «черное золото». Так, стоимость одного барреля нефти самой востребованной марки Brent сегодня близка к 110 долларам, в то время в начале месяца она была чуть дороже 100 долларов.
Международные эксперты поясняют, что цены на энерго-носители растут из- за того, что во многих странах существует риск сокращения поставок, прежде всего в странах ОПЕК.

Главная проблема сегодня — это Ливия. Гражданская война, акции протеста и забастовки отразились на нефтедобыче. По последним расчетам, она сильно упала — до 400 тысяч баррелей в сутки.

Кроме этого, с июля текущего года в поставках из Ливии также возникли сильные перебои. В данный момент закры-ты три ключевых экспортных терминала. А это означает, что даже если бы в Ливии добывали достаточно нефти, ее никуда не могли бы отправить.
Мировые биржи надеялись, что Ирак сможет быстро уве-личить добычу нефти, но из — за отсутствия должной инфраструктуры здесь не могут быстро разрабатывать месторождения. В июле добыча в Ираке упала, сейчас она составляет лишь 3 миллиона баррелей в сутки.

Помимо этого, свою лепту в рост цен на нефть вносит и политический кризис в Египте.

Принцип сообщающихся сосудов
А в соседней с нами России всегда очень оперативно реагируют на все перемены, связанные с мировой ценой на нефть, а потому нефтепродукты здесь дорожают, в зависимости от ситуации, практически одновременно.

Специалисты, говоря о ситуации с ценами на топливо на казахстанском и российском рынках, очень точно подметили, что между ними срабатывает так называемый «принцип сообщающихся сосудов».

Так, по официальным данным, общая потребность в ГСМ в Казахстане составляет порядка 2,5 миллиона тонн в год. Из них около 700-800 тысяч тонн, то есть 30 процентов, завозится к нам из соседней России. В основном, высокооктановый бензин, ставший особо популярным у казахстанцев в последние годы.

«Казахстан по-прежнему остается зависимым от России в плане обеспечения внутреннего рынка отдельными видами ГСМ, в том числе с точки зрения ценообразования», — говорит старший аналитик Агентства по исследованию рентабельности инвестиций Артем Устименко.

Эксперт напомнил, что по некоторым категориям ГСМ отечественные НПЗ не в состоянии покрывать спрос до 2016 года, то есть до завершения их модернизации. «В данном контексте любые изменения на российском рынке нефтепродуктов так или иначе затрагивают Казахстан», — отметил он.
С июля текущего года оптовые цены на бензин в России уже взлетели практически на 30%. Одна из основных причин, помимо роста мировых цен, — это закрытие ряда крупных российских НПЗ на ремонт. Однако, по мнению казахстанских нефтепереработчиков, роста цен на ГСМ, по крайней мере в ближайшие два месяца, опасаться не стоит.

«На отечественных нефтебазах с начала года скопились достаточные запасы, которые позволят удержать цены на бензин», — сказал нашему изданию генеральный директор АО Павлодарский НХЗ Шухрат Данбай.

По его словам, именно рост цен на нефтепродукты на 30% в соседней России позволил казахстанским нефтепереработчикам решить проблему с затовариванием собственной продукцией.

«Причем разгрузка емкостей сейчас идет стремительными темпами», — отметил руководитель завода. Такая «двухмесячная независимость» от цен на соседнем рынке нефтепродуктов объясняется, опять же, теми переменами, которые произошли в России.
Напомним: в начале года в России прекратили на законодательном уровне производство бензина марки Евро-2, и все непроданные объемы этого топлива хлынули на наш рынок по демпинговым ценам. За четыре первых месяца текущего года в Казахстан зашло 610 тысяч тонн, что больше половины годовой нормы экспорта.

В результате впервые за последние годы все три казахстанских НПЗ республики оказались затоварены собственной продукцией. Так, Павлодарский нефтехимический завод несколько раз был на грани остановки. Миннефтегаза Казахстана для исправления ситуации ввело, правда, с большим запозданием, ограничения на поставки российских ГСМ на рынок Казахстана.

«Но с июля текущего года ситуация изменилась. Весь этот российский неликвид по Евро-2 закончился, наш рынок его полностью «переварил». Кроме этого, прекратились поставки высокооктанового бензина из России из – за возникшего там дефицита, связанного с закрытием сразу трех заводов. Поэтому стали «распечатываться» казахстанские нефтепродукты, хранившиеся с начала года на наших нефтебазах», — пояснил Шухрат Данбай.

Затишье перед новым скачком
Однако, по мнению того же аналитика Артема Устименко, сформировавшиеся у казахстанских НПЗ и трейдеров «излишки» ГСМ могут рассматриваться «лишь в качестве временного сдерживающего фактора, который позволяет сейчас снижать давление со стороны российского рынка».

В дальнейшем Казахстану все же придется закупать в России высокооктановый бензин, так как отечественные заводы смогут насытить внутренний рынок только после завершения модернизации, не раньше 2016 года.

Эксперт не исключает, что в сентябре текущего года ситуация, по его мнению, может обостриться. Если дефицит ГСМ в соседней России из-за закрытия на ремонт трех НПЗ сохранится в течение ближайших двух-трех месяцев (особенно при сценарии запрета экспорта российской стороной), то это, однозначно, может спровоцировать дефицит высокооктанового бензина на казахстанском рынке, а следовательно, усилить лоббирование отраслевыми компаниями необходимости повышения его стоимости. «Правда, российские власти сейчас предпринимают достаточно жесткие шаги, чтобы преодолеть дефицит ГСМ. Ограничен экспорт моторного топлива, антимо-нопольщики собираются возбуждать дела против отдельных отраслевых компаний. Также нефтепереработчикам рекомендовано снизить выпуск бензина Евро-5 в пользу Евро-3. Однако подобные меры не столь эффективны, как хотелось бы», — сказал Артем Устименко. По его мнению, если меры российских властей не приведут к ожидаемым результатам, Казахстану в любом случае придется подтягиваться к российскому рынку в ценовом плане в ближайшее полугодие. Тем временем владельцы АЗС республики заявляют, что оптовые цены на ГСМ в Казахстане уже выросли вслед за Россией. «И то, что повышение оптовых цен отразится на уровне розничных в сторону их заметного повышения, – это лишь вопрос времени», — сказал директор сети АЗС «Аурика» Николай Серебряков.

Понятно, что при таком ценовом разрыве АЗС несут потери в марже. И долго сдерживать розницу на внутреннем рынке вряд ли удастся.
Государство в лице министерства нефти и газа, чтобы защитить свой рынок от резких перепадов, устанавливает предельно допустимые цены на топливо. Однако, как говорят специалисты, «рынок все равно возьмет свое». Теперь уже не в период уборочной страды, как было раньше, а с ее завершением или чуть позже цены на ГСМ все равно поднимутся.

Журнал KAZENERGY 2013. №4 (59)

Ключевые слова: Журнал KAZENERGY 2013. №4 (59)
PDFБаспаға жіберуE-mail