Каспий станет одним из ключевых регионов мирового нефтегазового рынка

размер шрифта: Aa | Aa

Кульпаш Конырова
19-20 июня в Атырау при поддержке Ассоциации KAZENERGY прошла III-я международная нефтегазовая конференция и выставка «Развитие Каспийского шельфа». В нефтегазовой столице Казахстана собрались крупнейшие операторы, ключевые эксперты отрасли, представители международных организаций и государственных органов прикаспийских стран, чтобы обсудить последние достижения в стратегическом развитии энергетической сферы региона.Круг вопросов, обсуждаемых в рамках Атырауской международной конференции «Развитие Каспийского шельфа», был достаточно широк. Но обо всем поподробнее…

День первый.
Экологическая безопасность. Мониторинг.
Технологические инновации.
Одним из авторитетных спикеров конференции, которому в числе первых было предоставлено слово, был заместитель исполнительного директора Международного энергетического агентства (IEA), бывший Посол США в Казахстане Ричард ДЖОНС.

По его мнению, Каспийский регион в ближайшей перспективе будет одним из ключевых регионов мирового нефтега-зового рынка. «Наличие и успешная разработка углеводородных ресурсов Каспия имеют важное значение не только для экономического процветания всех прикаспийских государств, но и для всего мирового энергетического баланса. Казахстан имеет достаточный потенциал, чтобы стать ведущим игроком на мировом энергорынке». Отмечено, что региональная нефтедобыча здесь будет находиться на уровне 2,93 млн баррелей в сутки.

«В течение всего периода мы видим снижение нефтедобычи в Казахстане на старых месторождениях, а также задержку начала освоения Кашагана. Компании, осваивающие этот проект, сталкиваются сегодня со значительными трудностями. Когда Кашаган выйдет на промышленную добычу, то нефтедобыча в Казахстане возрастет на 400 тысяч баррелей в сутки, но этот положительный эффект будет компенсироваться снижением добычи на зрелых месторождениях», — заметил Джонс.

В свою очередь, генеральный директор Ассоциации KAZENERGY Асет МАГАУОВ отметил, что Каспийский регион занимает второе место в мире по наличию неиспользованных запасов нефти и газа.

«Сегодня здесь рождается новый, стремительно растущий энергетический рынок. Именно поэтому мы придаем столь большое значение вопросам развития Каспийского региона», — подчеркнул Магауов.
По его информации, к 2020 году Казахстан предполагает увеличить объемы добычи с нынешних 80 млн тонн нефти и конденсата до 130 млн тонн. «Значительная часть роста добычи будет обеспечена освоением казахстанского сектора каспийского шельфа, развитием его инфраструктуры и созданием новых предприятий».

Председатель Комитета геологии и недропользования Министерства индустрии и новых технологий Базарбай НУРАБАЕВ подтвердил вышесказанное конкретными цифрами и выкладками. «В настоящее время общие запасы углеводородного сырья в Казахстане составляют 4,9 млрд тонн, из которых на Атыраускую область приходится 73%». Он напомнил, что в пределах казахстанского сектора Каспийского моря открыты такие перспективные месторождения, как Кашаган, Каламкас-море, Кайран, Актоты, Хазар.

«Что касается процентного распределения запасов углеводородного сырья по Казахстану, то по нефти оно следующее: на Атыраускую область приходится 73%, на Актюбинскую — 4%, Западно-Казахстанскую — 9%, Мангистаускую — 12%», — проинформировал г-н Нурабаев.
Согласно его сведениям, по газу и газоконденсату на Атыраускую область приходится 27%, Актюбинскую — 8%, Западно-Казахстанскую — 50%, Мангистаускую — 10%, а «на долю Западного региона приходится 96% от запасов нефти в стране и 85% от количества объектов УВС».
Первый Заместитель акима Атырауской области Гумар ДЮ-СЕНБАЕВ, выступавший на конференции в качестве спикера, заметил, что развитие Каспийского шельфа потребует применения различного рода инноваций и высоких технологий.

«Масштаб освоения углеводородных ресурсов огромен, а потому соответствующим должен быть масштаб технического обеспечения. В настоящее время в Атырауской области реализуется в общей сложности 34 проекта на общую сумму 1,4 трлн тенге». В то же время, подчеркнул он, при растущей добыче нефти главным остается вопрос сохранения окружающей среды и экологии. «Необходимо, чтобы эти две задачи были в балансе. Наш регион открывает большие возможности для внедрения новых технологий, которые позволят соблюсти этот баланс», — отметил зам. акима.

Что касается охраны окружающей среды, то эта тема нашла свое отражение в докладе советника генерального директора Казахстанского института нефти и газа Жаксыбека КУЛЕКЕЕВА, который высказался по поводу создания второй базы быстрого реагирования на разливы нефти:
«Сегодня в Атырауской области создается первая база (Северокаспийская экологическая база реагирования — СКЭБР). Но, по моему мнению, точку ее размещения выбрали неудачно, так как северная часть Каспия в течение пяти месяцев зимой покрывается льдом, и если в открытом море произойдут инциденты, то выйти туда в зимнее время будет сложно. Нам нужно иметь дополнительную базу реагирования на подобные разливы».
Сегодня решение этого вопроса находится в компетенции полномочных органов.

«Месторасположение СКЭБР выбирали, ориентируясь в основном на Кашаган, но у нас есть другие источники попа-дания нефти в море. Это танкеры и опасность разливов с них будет расти по мере увеличения нефтеперевозок», — заметил эксперт.
На его взгляд, вторая база могла бы разместиться в районе Курыка, откуда удобно и оперативно можно выехать в любую точку казахстанского шельфа.

Как известно, Казахстан начал активно заниматься проблемами разлива нефти на море последние два года. В 2012 году был утвержден Национальный план по реагированию на разливы нефти на море и во внутренних водоемах.
Однако, по словам Кулекеева, в республике до сих пор нет инфраструктуры для ликвидации серьезных разливов, что с учетом приближающегося запуска Кашагана очень важно.

Еще одна тема, которой в рамках конференции было уде-лено особое внимание, – неприкосновенность контрактов. Этот вопрос, в связи с большим спросом на углеводороды волнует инвесторов во всех странах мира.
«Неприкосновенность контрактов крайне важна для любой отрасли, а для нефтегазовой имеет ключевое значение с учетом тех огромных сумм, которые связаны с капитальными затратами. Это актуально для многих стран мира», – сказал Ричард Джонс, принимая участие в дискуссиях в рамках панельной секции.

По его словам, когда государства меняют правила игры для инвесторов, это в обязательном порядке скажется на инвестиционной активности инвестиционных компаний и на развитии тех или иных проектов. «Так было в Венесуэле, когда в законодательстве были приняты изменения, что тут же привело к снижению объемов добычи нефти. По нашим прогнозам, в ближайшие пять лет мы ожидаем увеличения объемов добычи в этой стране на 300 тысяч баррелей в сутки с достижением отметки в 2, 9 млн баррей в сутки, но в 2008 году этот показатель был еще выше». Кстати, аналогичная ситуация была и в России, и даже в ряде европейских стран.

«В Европе стали развивать альтернативные источники энергии и поменяли правила игры задним числом для компаний, что привело к замораживанию инвестиций. И такое мы наблюдаем в любой стране мира. Поэтому необходимо понимать, что если после того, как компания приняла решение и начала вкладывать деньги, поменялись правила игры, то это негативно скажется на желании и готовности компаний инвестировать дальше», — напомнил заместитель исполнительного директора Международного энергетического агентства. Его мнение поддержал Асет Магауов, который заметил, что для инвесторов важно, чтобы риски были просчитаны.

«Именно неопределенность порождает большие риски», — сказал генеральный директор Ассоциации KAZENERGY, продолжая тему неприкосновенности контрактов.

Тем временем, как известно, сегодня во всем мире наблюдается процесс ужесточения экологических требований, которые нельзя проигнорировать никому — ни государству, ни инвесторам.
«Ассоциация KAZENERGY, объединяющая крупные нефте-добывающие компании, тесно работает с госорганами над теми изменениями, которые вводятся в законодательство страны. Это важно, чтобы обеспечить прозрачность процесса вводимых перемен», — отметил Магауов.

По инициативе Ассоциации совместно с министерством охраны окружающей среды было предложено, чтобы 2013 год стал тестовым для формирования рынка распределения квот среди компаний по парниковым выбросам. И с 2013 года должны были вырасти административные штрафы для тех компаний, кто превысит квоту по выбросам парниковых газов.

А потенциальный риск штрафов оценивался в два миллиарда долларов. Поэтому важно было дать время инвесторам, чтобы подтянуть нормативную базу, отрегулировать рынок распределения и продажи квот.

«Поэтому было принято компромиссное решение относи-тельно введения штрафов по парниковым газам, чтобы дать инвесторам возможность понять механизм распределения квот и подготовиться к таким переменам в законодательстве», — резюмировал гендиректор Ассоциации.
День второй. Региональные проекты, реализуемые в казахстанской части шельфа Каспия.

Выступивший с докладом на конференции вице-президент по разведке в странах Европы и Азии компании Statoil Терье Дал сообщил, что норвежская Statoil сейчас активно интересуется Каспийским регионом.

Напомним: эта компания сегодня присутствует в азербайджанской и казахстанской частях шельфа Каспия. В Азербайджане Statoil работает с 90-х годов на двух проектах — Азери-Чираг-Гюнешли и Шах-Дениз.

«Сейчас мы возобновили масштабные работы в Азербайджане. Был подписан меморандум с SOCAR о совместной разработке участка Зафар-Машал, что под Шах-Денизом. Мы сейчас внимательно изучаем структуру и всю эту зону, проводим сейсмические исследования с использованием новейших технологий и уверены, что там есть углеводороды», — сказал г-н Терье ДАЛ. По его информации, компания Statoil также изучает возможности двух лицензионных участков в Казахстане.

«Пока в Казахстане у нас лицензий нет, но мы участвовали в разработке ряда лицензий до этого. Сейчас мы решили замедлить свою активность в Казахстане, так как нас интересует детальное изучение всей региональной геологии. Это необходимо, чтобы мы могли распределить все участки по их потенциалу, чтобы определиться с нашей деятельностью здесь на ближайшие три года», — отметил вице-президент Statoil.

По его словам, в Казахстане его компания рассматривает лицензионные участки в качестве «кандидатов» или, скажем так, платформы для масштабных работ в будущем. При этом большое внимание будет уделяться такому показателю, как коэффициент извлечения нефти за счет использования технологической составляющей.

Напомним, что в настоящее время Statoil является оператором 16 морских участков и инвестирует в 504 морские скважины, которые обеспечивают 50% всей нефтедобычи компании. Сегодня Statoil добывает 2 млн баррелей нефтяного эквивалента в сутки, из которых 1,5 млн добываются в самой Норвегии. Ведет деятельность в 35 странах мира.

Компания бурит в год 50 глубоководных скважин, из которых 20 относятся к высокопотенциальным. Ее расходы на геологоразведку составляют $3,5 млрд в год.

Очень интересным для всех участников конференции стал доклад заместителя председателя правления по геологии и перспективным проектам АО НК «КазМунайГаз» Курмангазы Исказиева.

В частности, он сообщил, что российская ЛУКОЙЛ ведет переговоры с правительством Казахстана по разведке и ис-следованию двух новых блоков в казахстанской части шельфа Каспия совместно с «КазМунайГазом». По его словам, речь идет о двух морских блоках — Окжетпес и 2P2.
«Сейчас мы ведем переговоры и рассматриваем рабочую программу, обсуждаем перспективы, анализируем геолого-геофизические материалы, изучаем условия вхождения ЛУКОЙЛ в эти два геологоразведочных проекта и консультируемся с компетентным органом РК», — сказал Исказиев.

По его словам, после завершения переговоров КМГ с ЛУКОЙЛом партнеры намерены обратиться в компетентный орган на получение права недропользования двух морских блоков. В рамках этой панельной сессии зашла речь и о другом проекте на Каспии – Курмангазы. Это, как известно, одна из крупнейших нефтегазовых структур на шельфе Каспийского моря, находящаяся на линии раздела между Россией и Казахстаном, в соответствии с протоколом разрабатывается на паритетных началах обоими государствами на условиях СРП. «Рано ставить крест на блоке Курмангазы, так как пока еще идут дискуссии относительно перспективности подсолевых отложений этой структуры», — сказал Курмангазы Исказиев.

Дело в том, что на сегодня существует пока только предварительная договоренность о закрытии данного проекта между его операторами. В 2006 году на блоке Курмангазы, который совместно осваивается компаниями «Роснефть» и «КазМунайГаз», первая пробуренная разведочная скважина оказалась сухой.

«КазМунайТениз» провела достаточный объем геологоразведочных работ по верхним мезозойским отложениям. Было пробурено две скважины, проведена сейсморазведка, словом, большая исследовательская работа. В отчете казахстанских исследователей есть данные, которые говорят о возможных перспективах подсолевых отложений на данном блоке», — отметил источник.

Тем временем, по словам собеседника, операторы проекта с российской стороны считают, что это СП надо закрывать, так как не верят в перспективность палеозойских отложений.

«В настоящее время нефтяники ведут дискуссии с Комитетом геологии Казахстана по данному отчету. Только после их завершения будет принято окончательное решение закрывать или не закрывать этот проект», — говорит господин Исказиев.

И снова о Кашагане
Конечно же, в рамках Атырауской международной конференции не обошли стороной один из самых главных и козырных проектов на шельфе — Кашаган. В частности, речь зашла о сроках начала добычипервой кашаганской нефти, которая откладывалась несколько раз.

Заместитель исполнительного директора Международного энергетического агентства (IEA)Ричард ДЖОНС, выступая с докладом, высказал предположение, что дата начала добычи на Кашагане может быть перенесена на весну 2014 года.

После завершения его выступления журналисты обратились к нему с уточняющим вопросом по этому поводу. Как известно, официально добычу нефти на месторождении планировалось начать в октябре 2013 года. Новая дата получения первой кашаганской нефти — 2014 год — до этого нигде официально не фигурировала. А потому сообщение, озвученное в докладе г-на Джонса, вызвало оживление среди представителей СМИ.
«Насколько мне известно, начало добычи на Кашагане будет в 2014 году, — повторил г-н Джонс и поспешно добавил, — отсрочка там будет небольшой, всего лишь на несколько месяцев».

Общеизвестно, что Кашаган — очень сложный проект. Здесь аномально высокое пластовое давление и большое содержание сероводорода. А потому дату добычи нефти переносили несколько раз с декабря 2012 года, чтобы обеспечить безопасность в течение всего периода нефтедобычи.
Как известно, в октябре текущего года наступает срок, когда государство не возмещает расходы международного консорциума, ведущего разработку месторождения Кашаган. А потому, по словам казахстанских экспертов, акционеры международного консорциума, который ведет разработку проекта, постараются запустить Кашаган к октябрю текущего года, но не исключено, что реально начало добычи нефти может начаться весной будущего года — после того, как закончится ледовый период в акватории Северного Каспия, который в зимнее время замерзает.

Журнал KAZENERGY 2013. №4 (59)

Ключевые слова: Журнал KAZENERGY 2013. №4 (59)
PDFБаспаға жіберуE-mail