Геополитика Каспия: ключевые интересы

размер шрифта: Aa | Aa

altАлишер Тастенов

Каспийский регион является не только одним из центров мировой добычи углеводородов, но и важнейшим геополитическим узлом, где сходятся интересы ведущих мировых и региональных держав. Сложившаяся ситуация на Каспии характеризуется тем, что интересы региональных и мировых держав тесным образом переплетаются как в энергетической области, так и в геополитической сфере.

Статус-кво
В начале 1990-х гг. все прикаспийские государства столкнулись с необходимостью выработать собственный подход в определении международно-правового статуса водоема. Выступив за раздел дна Каспийского моря на национальные секторы по принципу срединной линии, в 1994 году Казахстан официально заявил о правах на свой сектор Каспийского моря в Указе Президента «О международном Консорциуме по оценке нефтегазоносного потенциала казахстанского сектора Каспийского моря». При этом важным пунктом национальной политики Казахстана на Каспии стала реализация принципа кооперации в решении вопросов в таких сферах, как рыболовство, судоходство, транспортные коммуникации и др.
Несмотря на многочисленные разногласия по видению правового статуса, пять прикаспийских государств смогли добиться определенного прогресса, признав возможностью применения на Каспии принципа секторального раздела. В результате между Казахстаном, Россией и Азербайджаном были подписаны соглашения о разграничении дна северной части Каспийского моря. Благодаря этому были определены морские границы национальных секторов трех государств по принципу модифицированной срединной линии.
Между тем вопрос об установлении суверенных зон, позволяющих очертить государственные границы и определить ширину внутренних и рыболовных вод, еще окончательно не решен. Затрудняет процесс правового оформления национальных донных секторов отсутствие договоренности между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном относительно раздела спорных месторождений на шельфе. Сохранение неопределенности относительно правового статуса Каспийского моря, наряду с вопросами экологии, являются основными препятствиями для реализации многих транскаспийских проектов.
В статусном вопросе Казахстан крайне заинтересован в создании четких и стабильных «правил игры» в Каспийском регионе, зачастую выступая в качестве медиатора в отношениях между другими прикаспийскими странами. В частности, согласование и принятие соответствующей конвенции признано важным политическим шагом в международно-правовом обеспечении Государственной программы освоения Казахстанского сектора Каспийского моря. Также республика настаивает на том, чтобы вопросы разграничения морского дна решались исключительно между сопредельными странами. Тем самым урегулирование статуса Каспийского моря остается стратегически важным вопросом для Казахстана.

Игроки и интересы
Важной частью геополитических процессов в Каспийском регионе являются интересы региональных и мировых держав, преследующих свои цели. Изначально главной целью Казахстана, Азербайджана и Туркменистана было решение экономических проблем за счет экспорта залегающих в их секторах моря углеводородов. Для Европейского союза и Китая — расширение круга внешних источников энергоснабжения за счет импорта каспийской нефти и газа. Для России и США этот вопрос изначально был значительно более политизирован.

Россия
Каспий является одним из внешнеполитических приоритетов России. Россия находится на стыке Европы и Азии и имеет выход к морям, что обеспечивает ей важное стратегическое положение как транзитного государства. В настоящее время основной маршрут транзита каспийской нефти осуществляется по территории России, поэтому в данной ситуации она обладает дополнительным рычагом давления и может влиять на политику других прикаспийских государств.
Традиционные интересы России на Каспии — закрепление своих позиций через усиление различных векторов сотрудничества. Освоение недр имеет стратегическое значение для России с точки зрения обеспечения собственной энергетической безопасности.
Россия продолжает закреплять свои позиции в отдельных странах Центральной Азии, Каспийского региона, в Казахстане и Туркменистане. В Казахстане этот процесс наиболее активен, он заключается в интенсификации развития двусторонних связей, формирования конкретных проектов. Россия рассматривает отдельные интеграционные объединения, такие как ЕЭП, ЦАЭС, ШОС, в качестве инструмента распространения своей внешней политики.
Относительно Туркменистана ситуация более сложная, но тем не менее здесь Москве также удалось достигнуть определенного паритета на основе баланса сдержек и противовесов, сохраняя определенный контроль над экспортом газа. Совершенно другая ситуация с развитием двустороннего сотрудничества в Азербайджане. Здесь,  безусловно, достигнуты определенные соглашения, в частности Соглашение по правовому статусу между Азербайджаном, Россией и Казахстаном (Соглашение о модифицированной линии раздела Каспия). Но в то же время Азербайджан сейчас имеет свою собственную точку зрения о разделе Каспия, где в целом выдвигается концепция о самостоятельности национальных секторов тех государств, которые представлены на Каспии.
Интересы России в Иране достаточно сложны. Безусловно, с одной стороны, это поддержка (в противовес влияния США) ядерной программы, активизация сотрудничества в области военной безопасности, а также крупнейшее экономическое сотрудничество. С другой стороны — это разность позиций в отношении правового статуса Каспия.
Таким образом, Москва диверсифицирует свои интересы, достигая сотрудничества с одними государствами, используя систему сдержек и противовесов в отношении с другими. Для России строительство и эксплуатация трубопроводов, транспортировка энергоресурсов является не только экономическим вопросом, но и политическим, позволяющим обеспечить эффективный контроль над ситуацией в регионе.

США

Позиция Вашингтона — это поддержание в регионе баланса сил, отвечающего его интересам. Согласно глобальной энергетической стратегии Соединенных Штатов Каспийский регион является одним из трех приоритетных направлений наряду с Американским континентом и Ближним Востоком.
При этом необходимо отметить, что США в том числе создает определенные условия поддержки своего доминирования в регионе. В первую очередь, условия для эксплуатации месторождений, обеспечение приоритетных позиций своих компаний, привлечение инвестиций в проекты, активное продвижение транспортного проекта Баку — Тбилиси — Джейхан. В то же время необходимо отметить, что США усиливает военную составляющую на Каспии через оказание военно-технической помощи Азербайджану, Туркменистану и Казахстану.
Безусловно, остается сложным отношение США к Ирану — обострение изоляционного вектора по отношению к Ирану путем использования экономических санкций, PR-политики по нераспространению оружия массового поражения является дестабилизирующим фактором на Каспии. Тем самым США прагматично и поступательно диверсифицируют свои риски в отношении той или иной страны на Каспии.

Европейский союз
Европейский Союз проводит политику в Каспийском регионе, в целом отличную от Соединенных Штатов. Так, страны Евросоюза в Каспийском регионе имеют почти исключительно экономические интересы. Интересы ЕС на Каспии традиционны и обусловлены необходимостью диверсификации своего энергоснабжения. Главная цель — обеспечение собственной энергетической безопасности. В отсутствие единой стратегии развития в отношении Каспия в основном развивается двустороннее сотрудничество с отдельными государствами Каспия.
В настоящее время ЕС стремится урегулировать иранскую проблему мирным путем, в целом продвигая независимую политику от США, обеспечивая свои собственные энергетические интересы.

Китай
Энергоресурсы Каспия являются одним из основных интересов Китая в Центральной Азии помимо интересов в поддержании стабильности и обеспечения безопасности в данном регионе, а также в прилегающей к нему китайской провинции СУАР, испытывающей сепаратистские настроения. Этот интерес будет возрастать по мере экономического развития Китая.
Вопросы безопасности Пекином поднимаются сейчас достаточно активно, что демонстрирует усиление сотрудничества в рамках ШОС, куда вовлечены несколько государств Каспийского региона. Среди всех прикаспийских государств приоритетное внимание Пекин уделяет Казахстану как наиболее богатому в сырьевом отношении государству региона. В отношении Ирана Китай демонстрирует политику  сближения позиций, так, например, подписание Программы сотрудничества в области энергетики на 25 лет.

Турция
Интересы Анкары к развитию трубопроводной системы, связывающей Каспийский регион с пространством ЕС через ее территорию (проекты Баку — Тбилиси — Джейхан, Баку — Тбилиси — Эрзерум, «Набукко»), были мотивированы не только доходами, которые она получала бы от транзита этих ресурсов, но и политическими дивидендами от ее превращения в важнейший распределительный энергетический узел в Евразии.

Иран
Тегеран владеет нефтяными запасами в Персидском заливе и в Каспийском море. Значительная часть из них находится в Персидском заливе, поэтому освоение залежей каспийского шельфа является второстепенной задачей. Тем не менее Иран твердо отстаивает свои интересы на Каспии для того, чтобы не просто обеспечить максимально возможный доступ к каспийским энергоресурсами, но и усилить свои геополитические позиции и возможности в регионе.
Политика Ирана в каспийском направлении определяется обеспечением безопасности своих северных границ и выстраиванием взаимо-отношений с государствами региона в рамках общей политики выхода из международной изоляции. При этом большое значение уделяется Тегераном сотрудничеству с Россией, как противовесу США и Западу. Россия для Ирана является основным поставщиком военной техники и технологий. Оба государства также заинтересованы в поддержании стабильности в регионах Центральной Азии и Закавказья.

Азербайджан
Политика Баку обусловлена прозападной стратегией развития с упором на тесное взаимодействие с Турцией, представляющей в данном случае интересы США. На сегодняшний день среди всех государств региона Азербайджан является наиболее близким союзником Соединенных Штатов. Баку активно использует нефтяной фактор в поддержании тесных взаимоотношений с развитыми государствами Запада. Переориентация Баку на Запад произошла во многом благодаря идее реализации проекта Баку-Джейхан, который предоставляет большие возможности именно для Азербайджана, заинтересованного в транспортировке своей нефти в обход России.
Тем не менее Баку придерживается политики компромисса в отношении с Москвой. Развитие же азербайджано-иранских взаимоотношений идет практически в обратном направлении. Между сторонами имеется ряд серьезных противоречий главным образом за богатые и спорные нефтяные месторождения Алов, Араз и Шарг.

Пуркменистан
Являясь внутриконтинентальной страной, лишенной свободного доступа к мировому рынку, Туркменистан крайне заинтересован в развитии широкой сети экспортных маршрутов. Зависимость Ашгабада от вопроса транспортировки может быть использована в качестве рычагов воздействия со стороны определенных государств для расширения своего присутствия в регионе в целом и в Туркменистане в частности. Интересы внешних игроков в Туркменистане касаются, прежде всего, запасов газа.
Для Туркменистана определяющее значение имеет политика России. Большая зависимость Туркменистана в решении ряда вопросов поставок природного газа на экспорт от позиции России достаточно очевидна. В силу своего геополитического положения Туркменистан при реализации стратегии экспортных маршрутов газа испытывает достаточно сильное влияние и со стороны Ирана.
На сегодняшний день Каспий — это не только столкновение ин-тересов политических игроков, но и зона с огромным потенциалом сотрудничества, которое зависит, прежде всего, от скоординирован-ности усилий заинтересованных государств. В первую очередь это должно проявляться в ближайшей перспективе по решению о статусе Каспия и в вопросах безопасности региона.

Журнал KAZENERGY 2012. №5 (55)

Баспаға жіберу