Мировая энергетика: тренды и перспективы

размер шрифта: Aa | Aa
01.10.2012 11:26
Глобальный кризис порождает неизбежные структурные изменения в мировой экономике, затрагивающие энергетический сектор: замедление темпов роста, ослабление международной торговли. Серьезные опасения вызывает снижающийся уровень обеспеченности глобальной экономики запасами нефти и газа. Вместе с тем, ощущаются как временный недостаток нефтеперерабатывающих и транспортных мощностей, так и ограниченность дополнительных мощностей по добыче нефти.

Состояние

Сегодня можно отметить, что мировая экономика достигла предела развития на основе развития углеводородной энергии. Затянувшийся кризис характеризуется исчерпанием возможностей существующей энергетики. Она не позволяет добиться удешевления товаров и значительного экономического роста.

Между тем, в мировом энергобалансе нефть продолжает оставаться основным энергоисточником, составляя в нем более 1/3. При устойчивой доле природного газа (более 23%) соответствующий показатель для угля повысился за прошедшее десятилетие с 25,6% до 29,6% – наивысшего уровня за последние 40 лет, что привело к росту выбросов СО2 в атмосферу.

В этих условиях обозначился интерес промышленно развитых потребителей к проблемам развития альтернативной энергетики. Также возрастает значимость проектов по производству и поставкам сжиженного природного газа. В условиях ограниченных финансовых средств на погашение задолженностей новый импульс может получить развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Впервые за 60 лет ведения учета мировых источников энергии статистический ежегодник «BP» выделил в отдельную категорию возобновляемые источники энергии, что свидетельствует о возросшей значимости этих энергоресурсов. Согласно приведенным статистическим данным, в 2000-2010 гг. выработка энергии с использованием ВИЭ выросла более чем в три раза – с 51 млн т.н.э. до 159 млн, а ее доля в мировом энергобалансе увеличилась с 0,5% до 1,3%. Таким образом с учетом гидроэлектростанций суммарная доля ВИЭ приблизилась к 7,8% мирового потребления первичной энергии. В страновом разрезе лидерами по использованию ВИЭ (без учета ГЭС) являлись такие государства, как США - 25%, ФРГ – 12%, Испания и Китай - по 8%, Бразилия – 5%.

Сегодня США и Европейский Союз расходуют значительные средства на развитие альтернативной энергетики. Власти стран Запада косвенно признают наличие энергетического кризиса в мире, но не рассматривают его как часть глобального экономического кризиса. Создается впечатление, что правительства и корпорации ищут замену старым источникам энергии, рассчитывая через длительное время потеснить их за счет аналоговых и альтернативных источников. Конечно, ни о каком вытеснении старой энергетики как дорогой и малопроизводительной за счет революционных решений пока речь не идет. Даже сокращение издержек в последние годы не позволяет альтернативной энергетике полноценно конкурировать с газом и углем. Поэтому перспективы ее развития во многом будут определяться уровнем государственной поддержки.

Между тем, уменьшение в будущем потребления нефти и рост потребления газа является задачей многих стран. К 2030 году примерно 27% мирового потребления энергии будет приходиться на природный газ, нефть и уголь, от 7% до 8% – на гидро- и атомную энергетику. Кроме того, при росте мирового ВВП на 100% мировые потребности в энергии вырастут за 20 лет на 35%.

В последние несколько лет в США активно шло развитие сланцевого газа, который вызвал повышенный интерес мировой общественности по причине совмещения в себе качеств ископаемого топлива и возобновляемого источника. Однако сланцевый газ в ближайшее время не трансформируется в глобальный фактор в силу ограничивающих факторов. Его получение обходится значительно дороже, чем заявляют добывающие компании.

Тренды

События в Японии серьезно изменили энергетические политики стран и долгосрочное видение развития энергетики. Многочисленные амбициозные планы по строительству АЭС по всему миру стали более сдержанными, а где-то и вовсе останавливаются. В результате сегодня наблюдаются тенденции, свидетельствующие о постепенном изменении роли традиционных источников энергоресурсов – нефти, газа, угля и т.д. К этим трендам относятся:

  • резкий рост общемирового показателя энергопотребления, вызванный бурным экономическим ростом Китая, Индии, Бразилии, ЮАР, и, соответственно, усиленным использованием разнообразного топлива. Основной рост энергопотребления уже сейчас обеспечивают страны, не входящие в ОЭСР;
  • продолжение доминирования нефти как традиционного энергоресурса опять же за счет резкого роста его потребления экономиками Китая и Индии;
  • уменьшение потребления нефти и газа в развитых странах за счет повышения энергоэффективности;
  • постепенный и устойчивый рост потребления газа под влиянием экологических факторов в развитых и бурно развивающихся странах;
  • продолжение активизации развития альтернативной энергетики;
  • уменьшение использования атомной энергии в Европе, а также увеличение потребления возобновляемых источников энергии;
  • растет роль нетрадиционных запасов нефти и газа;
  • повышение экологического фактора при неизбежном росте эмиссии СО2 и усиление лоббирования интересов стран при принятии международных соглашений в данной области.

В мировой экономике энергоемкость ВВП характеризуется следующими тенденциями: в странах ОЭСР этот показатель снизился за 1990-2010 годы с почти 200 до чуть более 150 т.н.э. на 1 млн. долларов США, а в странах, не являющихся членами ОЭСР – с почти 300 до примерно 210 т.н.э. Эти обстоятельства ставят на будущее перед государствами задачу снижения энергоемкости.

Энергоемкость мирового хозяйства, преимущественно за счет развитых стран, будет постепенно снижаться, но сохранится линейная зависимость между ростом ВВП и увеличением энергопотребления. Однако потребление замедляется и все больше отстает от темпов ВВП. Это означает, что мировые экономики начинают приспосабливаться к высоким ценам через снижение энергоемкости и использование альтернативных и возобновляемых энергоносителей.

Доля энергетики в общих расходах ВВП западных стран будет и дальше сокращаться. Это исключает возможность даже в среднесрочной перспективе опираться преимущественно на энергоносители как инструмент национального развития.

Потребление газа наиболее быстро будет расти в странах АТР, в Центральной и Южной Америке, на Ближнем Востоке, в Африке, увеличиваясь за счет удешевления и совершенствования технологических систем его транспортировки и использования.

Предложение газа расширится благодаря реализации ряда крупнейших проектов по его добыче: в России (на полуострове Ямал, в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке и шельфе Карского моря), Иране (Южный Парс и др.), Катаре, Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейте, Алжире, Ливии, Азербайджане, Казахстане, Туркмении (шельф Каспийского моря) и других регионах.

Вследствие прогнозируемого снижения уровня добычи нефти в промышленно развитых странах могут существенно вырасти объемы ее импорта, в первую очередь из политически и экономически нестабильных стран Персидского залива.

Тем самым становится актуальным вопрос о диверсификации источников поставки. В этой связи понятно, чем обусловлено все более пристальное внимание основных стран-потребителей энергоресурсов и крупных международных корпораций к ресурсно-сырьевой базе государств, не входящих в ОПЕК.

Таким образом, сегодня наблюдается стабильное лидерство ископаемых углеводородов в мировом энергетическом балансе с приоритетом увеличения использования природного газа и каменного угля. Наряду с этим, идет увеличение поставок сжиженного природного газа и развитие инфраструктуры его рынка. СПГ будет все больше влиять на конфигурацию газового рынка и на цены, поскольку хорошо приспособлен для спотовой, форвардной и фьючерсной торговли.

Другой особенностью выступает тенденция резервирования энергии и энергоносителей. За последние несколько лет многие страны мира пересмотрели свои требования к объемам резервов. Также характерным трендом современной мировой энергетики является усиление блоковой конфронтационности основных игроков.

 

 

 

PDFБаспаға жіберуE-mail