СОСТОИТСЯ ЛИ «ВСЕМИРНАЯ СЛАНЦЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ»?

размер шрифта: Aa | Aa
01.10.2012 11:32
Через несколько лет мировая энергетическая карта окажется полностью перекроенной. Чем это грозит мировым рынкам, и ныне основным странам-энергоэкспортерам?

 Юрий Сигов, Вашингтон

Современное состояние мировой энергетики почти всегда оценивается с известной долей как прагматических прикидок специалистами и экспертами, так и многочисленными – подчас ничем непроверенными слухами. Не секрет, что частенько мировые цены на нефть и природный газ в немалой степени формируются под влиянием тех или иных, напрямую не связанных с самой энергетикой факторов: политических рисков, военных действий в том или ином регионе нашей планеты, открытиями новых месторождений «черного золота» и «голубого топлива», и другими.

Иногда подобные события «накачивают» мировые цены на нефть-газ до критических величин. И тогда международная экономика переживает серьезнейшие потрясения, от которых страдают, что показательно, не только страны-импортеры энергоресурсов, но и государства, которые их на рынки поставляют.

А уж если дело доходит до предсказаний чего-то воистину «революционного» (типа открытия альтернативных источников энергии или слухами о предстоящей войне), то в энергетике и расчетах ее перспектив на будущее и вовсе ничего нынче нельзя загадывать даже на ближайшие несколько лет, не говоря уже о более отдаленном сроке.

И все же в течение последних двух лет не утихают споры о возможности (и ее уже частичном осуществлении) самой настоящей «энергетической революции 21-го века», ключевым элементом которой является так называемый сланцевый газ. О нем ведут сейчас не просто научные споры, а жесткие политические баталии многие ведущие мировые державы. И от того, чем подобная борьба завершится, и насколько сланцевый газ на самом деле сделает всю мировую энергетику совершенно другой, зависит на нашей планете очень и очень многое.

«Газовая партия Америки»: против кого, зачем, и почему?

Как известно, Соединенные Штаты в последние годы активно ведут разработку новых технологий по добыче сланцевого газа. Частично связано это с желанием американского руководства снизить зависимость страны от внешних поставок газа в США. А также для того, чтобы с помощью подобного мощного энергоресурса дать толчок к развитию и собственной экономики.

В то время, как европейские страны, государства Центральной Азии и Россия заняты прокладкой новых магистральных трубопроводов (включая пока все еще во многом виртуальные, как «Южный поток» и «Набукко), Соединенные Штаты активно переключились на сланцевый газ, который за прошедшие пару лет принес им немалые дивиденты. Напомню, что одним из первых сланцевых энтузиастов в США был Джордж Митчелл, который еще 30 лет назад в штате Техас запустил сам процесс получения природного газа из сланцев.

Тратил он на технологические разработки свои собственные средства, и вызывал тем самым немалый скепсис у коллег. Однако уже через 20 лет непрерывной работы ему удалось не только сделать свой бизнес невероятно прибыльным, но и продать его газовому концерну «Девон» за 3,5 млрд. долларов. Более того – прибыли уже новых владельцев компании стали расти столь стремительно, что добычу сланцевого газа стали признавать в Америке по уровню прибылей к самым доходным видам бизнеса.

Ко всему прочему добыча сланцевого газа реально, а не в проектах стала приносить невиданную ранее пользу не только энергетическому сектору, но и всей американской экономике. Так, уже через год активной разработки месторождений сланцевого газа американская экономика получила в бюджет более 77 млрд. долларов. А еще через три года эта цифра, как считают эксперты, составит уже более 110 млрд. долларов.

Что же такое сланцевая почва, из которой столь выгодно нынче стало добывать и газ, и нефть? Еще в ледниковый период скальные породы перемалывались до мельчайших частичек, большая часть из которых превращалась на протяжении веков в твердые слои глины. Вот эта самая застывшая глина и стала сланцами, которые с точки зрения энергетической выгоды и в плане добычи имеют как свои плюсы, так и немалые минусы.

К проблемным моментам относятся довольно высокая стоимость извлечения энергоресурсов из сланцев. Эту породу непросто бурить, а поэтому пока нефть и газ из сравнительно дешевых источников были на мировом рынке в достатке, подобными сланцевыми разработками никто особо не занимался (хотя о сланцевых пластах и получении из них нефти и газа было известно инженерам еще с середины 18-го столетия).

Между тем сланцевые месторождения имеют одну очень важную позитивную особенность: в них всегда есть нефть и газ, в то время, как пробуренные скважины, скажем, где-нибудь на Каспии или в Мексиканском Заливе далеко не всегда дают искомые природные боготства. Да и в плане географического месторасположения сланцевые поля очень удобно и для добычи, и для транспортировки расположены – в Северной Америке и посреди Европы, а вовсе не на мировых окраинах.

Любопытно, что Соединенные Штаты уже один раз пытались запустить добычу сланцевого газа и нефти в промышленных масштабах. Случилось это в начале 70-х годов прошлого столетия в самый разгар арабо-израильской войны, когда государства Персидского Залива (в том числе Саудовская Аравия) в знак солидарности с Египтом решили прекратить поставки нефти многим западным странам, включая США. Однако война та оказалась кратковременной, цены на нефть поле резкого скачка потом довольно быстро вернулись к обычным величинам, и о важности развития сланцевой индустрии постепенно в Америке позабыли.

С тех пор американскими инженерами и конструкторами были разработаны новые передовые технологии по добыче сланцевого газа, на мировом рынке вновь настали времена сравнительно высоких цен на нефть и газ. Да и глобальный кризис 2008 года серьезно подтолкнул США к тому, чтобы к добыче сланцевого газа и нефти вновь вернуться – и весьма успешно.

В Европе уже царит «сланцевая эйфория». Но не будем по ее поводу пока спешить с выводами

После того, как Соединенные Штаты уже через год осуществили программы по добыче газа из сланцевых пластов и полностью прекратили свой газовый импорт, всерьез о своем газовом будущем задумались и многие страны Европы. Как известно, на сегодня они по большей части получают природный газ либо по магистральным трубопроводам из России, либо из Туркменистана с Азербайджаном, либо в сжиженном виде из таких стран, как Катар, Алжир, Нигерия и Австралия.

Частично газовые потребности Европы удовлетворяются за счет месторождений в Северном море, но возможность разрабатывать сланцевые пласты в самом центре «старушки Европы» привлекла внимание многих ведущих политиков этого региона. «Сланцевой болезнью» заразились сразу несколько стран ЕС – включая Болгарию, Польшу, Венгрию, Чехию и Австрию. А сравнительно недавно к ним подключились Румыния и Греция.

Правительство Болгарии, к примеру, посчитало, что с помощью добычи сланцевого газа оно полностью сможет через 5-7 лет отказаться от закупки газа в России и странах Центральной Азии. И хотя экологические структуры Евросоюза высказывают свои опасения относительно безопасности для окружающей природны самого процесса добычи сланцевого газа, руководство страны пытается «сланцевой газовой независимости» все-таки добиться.

По оценкам специалистов, недра Болгарии содержат около 25 млрд. кубометров природного газа, а американская компания «Шеврон» обещает Софии полностью обеспечить процесс добычи самыми современными технологиями (кстати, «Шеврон» уже ведет подобные работы в Румынии, и скорее всего, мог бы это же делать в Греции, не разразись там жесточайший долговой кризис).

Важнейшим элементом политических дебатов в области энергетики стала проблема сланцевого газа в Польше. Видя, что уже через год после начала промышленной добычи Соединенные Штаты стали крупнейшим газодобытчиком в мире, поляки с помощью американских технологий и при политической поддержке США (опять-таки главным образом для снижения степени энергетической зависимости этой страны от России) стала всерьез задумываться о том, чтобы позволить бурить скважины на своей территории. А в перспективе стать не только полностью обеспченной собственными энергоресурсами, но и поставлять добываемый газ на экспорт.

Помимо этих стран, сланцевый газ добывать и потреблять намерены еще несколько европейских стран – Нидерланды, Германия, Сербия, Австрия. А вот во Франции под влиянием мощнейшего «атомного лобби» (поскольку более 80 процентов энергии в этой стране производится на АЭС) бурение сланцевых скважин было запрещено, потому что якобы это могло нанести непоправимый ущерб окружающей среде.

Что же касается пост-советского пространства, то сланцевый газ хотят добывать Литва, а также Украина, которая уже привлекла к соответствующим работам американские энергетические фирмы, И, тем не менее, воодушевленные успехами США в деле самообеспечения газом с помощью разработки сланцевых пластов, европейские страны намерены в дальнейшем включиться в «сланцевую газовую гонку», надеясь немало в этом преуспеть.

Будущий крупнейший газовый мировой рынок - это Китай. Только вот откуда туда пойдет газ?

Итак, за прошедшие пару лет внутренние цены в Соединенных Штатах на природный газ снизились почти в половину, и могут снижаться дальше. Поскольку подобный процесс явно наносит немалый ущерб самим компаниям, которые сланцевые пласты разрабатывают (их издержки на добычу выше, чем зарабатываемые от продажи газа суммы), то перед США, как и перед соседней Канадой возникает необходимсоть сориентировать добываемые газовые потоки на экспорт.

До сравнительно недавнего времени США сами закупали газ в сжиженном виде, и основным поставщиком этого топлива для американского рынка планировалось сделать Катар. Эта страна вложила свыше 2 млрд. долларов в сооружение специальных газоприемников -терминалов на берегу Мексиканского залива. Однако теперь расширение использования в Соединенных Штатах сланцевого газа моэет нанести (и уже наносит) немалый ущерб этому газовому эмирату с берегов Персидского (Арабского) залива.

Сейчас весь тот газ, который потенциально в течение как минимум 10-15 лет могли бы покупать у Катара Соединенные Штаты, перенаправлен в страны Европы, но уже по значительно более низким, чем американские, ценам. По этой же причине ведущие европейские страны, сидевшие ранее на российской или центральноазиатской «газовой игле», стали требовать снижения цены на газ, вынуждая продавцов «голубого топлива» идти на уступки.

Между тем в американские и канадские сланцевые месторождения активно вкладываются сейчас как европейские, так и китайские компании (включая такие гиганты, как Шелл, Тоталь и китайская Синопек, а также японская Марубени). Все они понимают, что сланцевый газ на данном этапе – это «золотое дно» для инвестиций, и каждая из вышеупомянутых компаний стремится как можно активнее застолбить за собой североамериканский рынок в плане добычи сланцевого газа.

Но вот куда этот весь газ потом девать? Как я уже отметил, внутренние цены в Северной Америке на газ снижаются, и те объемы газа, которые сегодня добываются в Канаде и США, неизбежно надо реализовывать на внешнем рынке. По прогнозам американских экспертов, через 10-12 лет этот газ вполне может вытеснить российский и центральноазиатский газ, а также газ из Азербайджана с европейских рынков. Но пока на повестке дня у североамериканского газа рынок куда более внушительный – китайский.

Здесь существуют два очень интересных момента, на которые стоит обратить внимание при рассмотрении будущих поставок природного газа из Северной Америки в Китай. Первый – Китай активно инвестирует в добычу сланцевого газа и нефти в Канаде и США, причем суммы эти (около 10 млрд. долларов) – только начало китайской «сланцевой экспансии».

Между тем американские компании считают, что Китай под «прикрытием» инвестиционных выгод своего присутствия в Северной Америке попросту пытается выкрасть имеющиеся у компаний США технологии с тем, чтобы их использовать затем у себя дома. Ведь в самом Китае открыты огромные запасы сланцевого газа, но вот только находятся они в малонаселенной части страны, где нет соответствующей транспортной и промышленной инфраструктуры.

Скорее всего, на начальном этапе китайцы могли бы закупать в Канаде и США значительные объемы газа, а потом уже заниматься разработкой и собственных месторождений сланцев. Для того, чтобы поставлять газ из Северной Америки (а точнее - с ее западного побережья) придется построить несколько специализированных терминалов. И аналогичные терминалы должны будут быть размещены на прием газа на Восточном побережье КНР.

Так что в этом случае гарантировано придется пересматривать существование и планируемое проектирование очень многих других магистральных трубопроводов, которые нынче сориентированы на Китай. В том числе и те, которые сейчас прокладываются из России, а также стран Центральной Азии в китайском направлении.

Так все это «величайший энергетический прорыв», или попросту «показушный блеф»?

До сих пор многие международные скептики считают, что вся эта «заваруха» со сланцевым газом и его доминированием в мировом масштабе - по большей части чистой воды американская рекламная кампания. Так, по крайней мере, думали те же российские руководители – но только до той поры, пока США не стали своими газовыми технологиями реально угрожать поставкам российского природного газа в Европу.

Эксперты говорят также о том, что черезмерное производство газа, который в таких объемах совершенно не нужен Соединенным Штатам, сделает компании, ведушие его добычу, убыточными. Критикуют добычу сланцевого газа в США и защитники природы. Они уверены в том, что при подземных шурфовых работах и взрывах под густо населенными районами страны можно «раскачать» почву под сильное землетрясение.

Кстати, именно тот факт, что основные месторождения сланцевого газа и в Соединенных Штатах, и в Европу находятся не в пустыне или под океанским дном, а в самых густонаселенных районах, вызывает законную тревогу местного населения - и в плане возможности «непредвиденной встряски» земли у людей под ногами, и в том, что касается загрязнения окружающей среды.

Не совсем ясно пока и то, какими же реальными запасами сланцевого газа обладают Соединенные Штаты. Прогнозы специалистов по этим цифрам стабильно снижаются, и сейчас они составляют 13, 5 трлн. кубометров газа. И это при том, что сам президент США Б. Обама в одном из своих выступлений назвал управляемую им страну «газовой Саудовской Аравией». Правда, он пообещал одновременно американцам, что никакого загрязнения окружающей среды при добыче сланцев не будет, и за этим будет установлен строгий государственный контроль.

В том же, что касается успехов американской газовой сланцевой программы, то они - налицо. Это и существенное снижение внутренних цен на газ, и создание более 200 тысяч новых рабочих мест в Америке – причем не только в самой добыче, но и смежных отраслях (трубопроводы, транспорт, новые технологии). Выгодно в Соединенных Штатах теперь размещать химические и другие промышленные предприятия по причине дешевизны используемого ими газа.

Также дешевый природный газ подталкивает Соединенные Штаты к созданию новых видов альтернативных источников энергии, причем особенно это касается так называемой «зеленой энергетики». А если американские компании начнут активный экспорт газа за границу (в ту же Европу и Китай), то это может обеспечить значиетльный рост американской экономики, сопоставимый с темпами роста таких стран, как Китай и Индия.

Новяа администрация - новые планы. А скорее всего – и то, и другое в Америке останется неизменным

Так что же ждет в самом ближайшем будущем мировой энергетический рынок? Соединенные Штаты использованием новых технологий уже сейчас довели стоимость сланцевого газа до 70 долларов за тысячу кубометров (это при том, что те же Франция и Германия покупают газ у России по цене в 400-500 долларов за тысячу кубометров). Дальнейшее же развитие сланцевой индустрии зависит от двух вещей – экологических норм, которые определяет правительство страны, и получения американскими компаниями разрешения для экспорта газа за рубеж.

По поводу чистоты экологии борьба в принципе ведется, но, скорее всего, добыча сланцевого газа - и на перспективу нефти будут продолжены (хотя в штате Пенсильвания, где приходится бурить многочисленные скважины, а вокруг – довольно плотная концентрация местного населения, уже возникают проблемы). И помешать этому процессу может какая-то уж крупная техногенная катастрофа, от чего американские энергетики общественное мнение с уверенностью гарантируют.

Насчет же торговли на внешнем рынке американским газом вопрос будет несколько сложнее, потому как у США есть соглашения о свободной торговле лишь в двумя десятками стран в мире. И далеко не факт, что правительство пойдет частному бизнесу здесь на требуемые уступки. Дело в том, что уже сегодня американские энергокомпании могли бы с громадными прибылями продавать газ в той же Европе или Японии, где он стоит в разы дороже, чем в Соединенных Штатах.

Причем, как считают американские эксперты, «крутиться» надо именно сейчас, пока в течение ближайших 5-6 лет не вошли в строй мощные заводы по сжижению газа в Австралии, которые могут произвести еще одну «газовую революцию» на мировых рынках – только уже с другим видом продукта, и по другим ценам.

Стоит учитывать, что по прогнозам экспертов Международного энергетического агенства (МАЭ) потребности газа в мире как минимум до 2020 года будет только расти, в то время, как нефти постепенно снижаться. Американские компании могут к 2035 году выйти на добычу свыше 820 млрд. кубометров газа, обогнав все другие страны. И по большей части эти объемы уйдут на мировые рынки, в том числе – конкурируя с российским и центральноазиатским газом (что в Европе, что в Китае).

По последним прикидкам экспертов МАЭ, Соединенные Штаты и Канада могут начать экспорт своего газа через три-четыре года. Так что именно этот срок остается у всех остальных газоэкспортеров, а также потребителей «голубого топлива» на то, чтобы подготовить себя к новым «сланцевым революционным реалиям». И заодно поинтересоваться, нет ли у них самих в недрах месторождений той самой окаменевшей тысячи лет назад глины, с помощью которой, как оказалось, можно будет и добиться полной энергетической независимости, и заработать немерянные деньги.  

PDFБаспаға жіберуE-mail